…ы с пояснительными рисунками и надписями, по тропинке спустился вниз. Каменные стены ущелья сжимали ручей так, что иногда приходилось идти по воде. Природа чудилась дикой и первозданной как миллион лет до нашей эры.

Устроившись на камне, я жевал хлеб,  запивая его водой, чистой и холодной, журчавшей под ногами. Из-за поворота вышел лет сорока мужчина в спортивном костюме, пожелал мне приятного аппетита. Я взглянул на себя как бы со стороны: голодный и небритый, маечка-футболка потеряла свою белизну, рисунок на пакете начинал осыпаться.

Доел хлеб и пошёл обратно. На автостоянку выходить не хотелось. На другой стороне ручья обнаружил свалку, от которой тянулся просёлок, он должен был выходить на шоссе.

Бутылки попадались редко, но мне повезло: на повороте дороги внизу увидел картонный ящик с разбросанными вокруг бутылками, коробка тоже оказалась набитой бутылками из-под чешского пива. У ручья старательно их перемыл, в приёмный пункт решил сходить в два захода.

Солнце стояло ещё высоко. На подъёмах я считал шаги и делал останов­ки, восстанавливая дыхание. Наконец пришёл к приёмному пункту. Очереди почти не было, сориентировался быстро: взял полиэтиленовый ящик, и составил в него посуду. До шести часов я успевал сделать ещё одну ходку. Зашёл в магазин, который находился рядом, купил мыла. У ручья побрился, постирал майку и одел её, влажную, навыпуск. Второй раз идти было намного легче: жара спадала, маечка приятно холодила тело и посуды нёс меныше.

Электричка на Туапсе отходила поздно. С крупной галькой опустевший пляж встретил меня шелестом прибоя, прохладой наступившего вечера.

***

Июнь, 1988  год.

Горбачёв, Лигачёв, Ельцин - все они делали карьеру в Брежневскую эпо­ху развращающего застоя. Партийные функционеры, секретари обкомов, они продвигались на самый верх партийно-бюрократической лестницы.

Для высшей номенклатуры Ельцин был забияка с левыми замашками, не дающий партийному аппарату спокойно жить в своём дружно квакающем болоте. Елъцин,  вероятно, не совсем чётко понимал отведённую ему роль, поэтому его выступление на XIX партконференции могло дорого ему стоить. Замах­нувшись на святая святых, многомиллионные состояния и беспредельную власть сильных мира сего, он обрекал себя на роль отверженного прокажён­ного. Несомненно, в данный момент он вольно-невольно выражал интересы нашего многострадального народа, поэтому нуждался во всесторонней поддержке. Я решил действовать.

Учитывая вакуум, искусственно созданный средствами массовой информации вокруг его имени, я решил написать и распространить листовку: других возможностей,  отрезанный от общественно-политических центров жизни, не имел. Кроме того, я находился на нелегальном положении, выступление по радио и телевидению исключалось, время митингов ещё не наступило.

Не долго думая, набросал текст, который начинался с шаблонных фраз, но, на мой взгляд, определяющих возможную перспективу развития собьтий: «Партийно-бюрократическая машина уничтожила Бориса Ельцина, объявившего суровую правду народу.» Дальше подбросил несколько предложений из его
выступления на конференции вперемешку со своими вкраплениями: «Работает вхолостую громадный управленческий аппарат. На грани развала экономика. Процветает коррупция,  сложились мафии».

Старался писать попроще, доходчивыми рублеными фразами,  чтобы они врезались в сознание людей, заставляли их думать, пробуждали желание действовать.

Текст   показался мне удачным. Писал листовки на обороте рекламных проспектов и всего, что попадалось под руку. Написать я их пока успел немного, наступала ночь. Рядом находилось вечернее кафе, лоно природы оглашалось сомнительным весельем, я ему не завидовал. Меня радовало возникшее ощущение своей полезности, появившаяся.возможность действовать, наносить удары по тем, кто вёл наше общество к гибели.

***

Из  теории.  О  ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕ НИЯХ

Производственные отношения в капиталистическом обществе определяются преобладанием частной собственности на средства производства, вследст­вие чего экономика активная, но слабо управляемая.

Социалистические производственные отношения характеризуются преоблада­нием общественных форм собственности. В СССР производственные отношения существенно определяются системой планирования, централизованным управ­лением экономикой,  следствием этого является её пассивность. Сушествующая система планирования безнадежно устарела и не отвечает возросшим требованиям развития производительных сил. Она низведена до инструмента внутриполитической борьбы. Выгодна и ВПК. С её помощью значительная часть централизованно изъятых средств вкладывается в военную экономику и, в конечном счёте, безвозвратно теряется для общества. ВПК в России как спрут охватил всю экономику, выжимая из неё все соки, препятствует её  нормальному развитию.

***

Севастополь,  июль 1988 года.

То, что я опять попал в поле зрения KГБ и прочих спецслужб, дошло до меня в Крыму. След прокламаций тянулся от Новороссийска через Керченский пролив и упирался в Севастополь, в который проехать можно было толь­ко по специальному пропуску. Конечно, севастопольцев пропускали по про­писке, но её у меня не было, как, вцрочем, и паспорта.

После привычной уже прогулки по ночному городу - правила элементар­ной конспирации я старался соблюдать, клеил листовки без свидетелей - на маленьком и безлюдном вокзале почувствовал себя неуютно. На перроне стоял патруль, проверял документы. Такая процедура была бы обычной в электричке, при пересечении района КПП, но не здесь при свете фонарей. Я зашёл с другой стороны состава,  в последнем вагоне заметил приоткрытое окно. Проскользнул внутрь, устроившись в тени, уснул. Подъезжая к району проверки,  вышел в тамбур. Проверяющих было трое: двое в граждан­ском и един морской офицер. Когда я ехал в Севастополь, документы проверяла милиция, ревизоры, военные, которые, конечно, не могли быть серьёзной преградой для проникновения и распространения крамольных идей в цитадели державы среди моряков Черноморского флота, поэтому теперь наряд усилен людьми в мышиного цвета костюмах.

На первой же остановке сошёл.

Вдоль линии железной дороги среди утопавших в садах домов протекала речушка. Прямой стрелой село рассекала автомобильная магистраль. Я до­шёл до моста, нырнув под который, падая, окунаясь в холодной воде, брёл по дну мелкой речки, протекавшей в глубокой балке. Укрывшись в укромном
месте, всё перестирал, помылся. В заросшем безлюдном овраге чувствовал себя в безопасности, отдыхал душой.

Солнце клонилось к горизонту, когда я стал выбираться из балки. Не преодолев и половины подъёма, увидел среди сочной травы ос, которые ро­ились над спелыми грушами. Груши лежали в ящиках. Всё было припрятано, замаскировано в зелени. Поднялся наверх и осмотрелся: ветви деревьев ломились от обильного урожая, но то были персики. На другом берегу тоже стройными рядами стояли какие-то деревья... В электричке многие ехали с фруктами, на мою полную сетку, как и на меня, никто не обращал внимания. КПП осталось далеко позади, но мне не давали покоя промчавшиеся на пре­дельно высокой скорости по автомагистрали одна за другой четыре милицейских «Волги». Похоже, за мной начиналась охота, мне следовало как можно скорее уносить отсюда ноги.

Вышел в тамбур. Тот тип появился внезапно. Он вынул из кармана удос­товерение, я слегка дотронулся до протянутой руки и покосился назад: по обеим сторонам двери внутри вагона никого не было.

- В чём дело? - спросил я.

- Ваши документы, - сказал он. Чёрная каскетка с полупрозрачным козырьком прикрывала звериные блестевшие,  пристально следившие за моими жестами глаза. Он не просил, он требовал.

- Но проверка уже была, у меня всё в порядке. Мы подъезжаем к Симферополю! - я ешё надеялся, что всё обойдётся.

- Вот там и разберёмся, чем ты занимаешься по ночам, - сказал он уве­ренно.

Он не сомневался, что со мной всё кончено, но я так не считал. Вагон качнуло на стрелке. Одной рукой он запихивал удостоверение в карман, другой, покачнувшись, судорожно искал опору. Ударив его кулаком в висок, ногой открыл дверь - бесчувственное тело покатилось под откос и застыло на груде мусора, тянувшегося вдоль сплошной линии гаражей. Я быстренько сходил за своими фруктами. В вагоне было всё спокойно. Вернувшись в тамбур,  обнаружил на полу пистолет, сунул его в авоську.

На рынке возле вокзала, не торгуясь, отдал все груши за десятку, на которую купил билет до Харькова. До отхода поезда оставалось не более двадцати минут.

***

Из заявления Генеральному Прокурору СССР от 26.05.88 г.

...Возникают вопросы: если я сумасшедший, то как я сумел бежать из Горной Шории Кемеровской области, ловко уходить от погони и выйти к железной дороге в Красноярском крае? Как я сумел, выйдя из тайги, без денег и документов в течение четырёх дней пересечь почти всю страну? И, наконец, почему меня не задерживают? Не каждому, даже спепиально подготовленному человеку, такое по силам...

Таким образом мною доказано, что я психически здоровый человек... и теория мною создана и будет опубликована.

Преследуя меня, спецслужбы преследуют науку, активное начало жизни нашего общества. Прошу расследовать преступную деятельность спецслужб в стране, а меня реабилитировать, и не через пятьдесят лет, а сейчас, сегодня, в противном случае я вынужден буду ликвидировать ваш режим как преступный, не отвечающий интересам простого человека.

***

ПРИЛОЖЕНИЕ II.

О приватизации (на примере ЧТЗ).

 В стране идёт хищнический раздел собственности, созданной трудом поколений, ловкими .законодателями удалены на второй план трудовые коллективы, народ, которым отведена роль пассивных наблюдателей, потенциальных жертв ухватистых дельцов: кто обладает информацией, тот владеет миром. Номенклатура. ЧТЗ, прибрав объединение к рукам, имеет два альтер­нативных варианта:

I. Восстановить изношенные основные фонды - в целом прогрессивный путь развития производства. Но за счет чего? Точнее кого? Наиболее заманчиво и реально сократить численность рабочих при одновременном уменьшении заработной платы, что уже претворяется администрацией в жизнь. В результате прибыль предприятия резко возрастает, появляются средства на реконструкцию. Созданные таким образом средства производства будут
принадлежать владельцам акций, которые хищники смогут приобрести недорого, заблаговременно на бирже и скупить за бесценок у ничего не понимающих рабочих.

II. Не менее заманчивый для аферистов второй, регрессивный путь. За счёт все той же высокой степени эксплуатации рабочего выплата больших дивидендов по акциям, курс которых при полном отсутствии информации и царящей неразберихе резко возрастёт, затем продажа их по высокой курсовой стоимости, в результате хищники сорвут приличный куш, а разорённое производство останется разорённым рядовым акционерам, рабочим.

Оба варианта выгодны номенклатуре, но второй для неё предпочтительнее: кто привык разваливать и паразитировать вряд ли захочет, да и не сможет работать по-настоящему.

Для трудовых коллективов заведомо не подходят оба варианта. Средст­ва производства создаются  за счёт нещадной эксплуатации рабочего, которому они уже никогда принадлежал не будут. Выплата дивидендов рабо­чим смехотворно мала по сравнению с номенклатурой. Например, на акцию, номинальной стоимостью в 100 руб.,  выплачивается 10 рублей. Генеральный директор, обладая пакетом акций в 1-2 млн. руб., получит до 200 тыс. рублей, а рабочий, проработавший 25 лет, на свои льготные (бесплатные)
акции в 5 тыс. рублей получит лишь 500 рублей. Подачка, не правда ли? А если учесть, что каждый месяц из созданного им дохода изымалось на формирование прибыли не менее 10 тыс. руб.,  то это уже похоже на грабёж.

Объективно рабочий заинтересован выбрать своё в виде заработной платы, здесь таятся корни конфликта, предстоящей забастовки

Может быть новоявленные хозяева попытаются пойти другим путём? Рабочим нормально платить, а деньги на развитие производства изыскать на стороне, например, за рубежом?

Денег для нашей разваливающейся экономики, для её подъема нужно мно­го, порядка 600 млрд. долларов, что даже богатому Западу не по силам. Да и с какой стати им поднимать наше разваливающееся тракторостроение -
им проще скупить по дешёвке акции (контрольный пакет) и прикрыть завод. Внутренний источник в стране это разве что печатный станок, который способен лишь снижать наши доходы за счет инфляции. Значит, наиболее реальная перспектива номенклатурной приватизации это деградация производства, окончательный его развал.

Я предлагаю другой, наиболее оптимальный путь развития производства - создать сектор коллективной собственности в экономике. Необходимо разработать законопроект, позволяющий приватизировать предприятие по типу акционерного общества полузакрытого типа, где 80-85% акций принадлежит трудовым коллективам, а 15-20% будут свободно обращаться на рынке.

Внутри предприятия устраняется обостряющееся в условиях первоначального накопления противоречие между трудом и капиталом: направленные из дохода за счет заработной платы рабочего средства на развитие производства рано или поздно вернутся ему в виде дивидендов, и после npодажи своего пакета акоций при увольнении, выходе на пенсию. Рабочие работают на себя, а не на «дядю» с крупным пакетом акций.

Реальность предлагаемого подтверждается самой жизнью: коллективные предприятия успешно развиваются в странах с рыночной экономикой, обеспечивая достойный человека уровень жизни.

07.10.92 г.

Источник: http://www.pravda.info/society/45404.html

О ПОВЕСТИ "ПОБЕГ"

Повесть Александра Нескрептова "Побег" или о гибели цивилизации о нелегкой судьбе осуждённого советского хозяйственного работника в 80-е годы. События сюжета - побег героя из мест заключения, его приключения на свободе, перемежаются рассуждениями автора о советской системе, что имеет свои плюсы - переключает внимание, но порой напоминает кадры фильма. Интересны описания лесной таежной природы. В конце 70-х Н. был распределен в ОРС в леспромхозе, где начал действовать передовыми методами. В 1983 году он был переведён на должность директора совхоза "Смычка" вблизи Загорска. Там он тоже наладил хозяйство, поднял его производительность, рентабельность По производству молока совхоз вышел на второе место в районе, райком партии вручил совхозу переходящее Красное знамя. Но инициатива, ударная деятельность Н. (этот момент прописан плохо) вызвала недовольство партийного руководства. В 1986 году Н. был осужден. Он связывает это с началом создания им теории "Единство материального мира". Через 2 года он совершает побег. Читая повесть понимаешь, что нынешние проблемы возникли не случайно - из элементов теневой экономики в брежневские годы, позже разросшихся и поглотивших советскую плановую экономику. Он критикует мафию. Также автор критикует излишний централизм советского планирования. На рубеже 90-х годов автор пишет о неминуемом скачке, переходе страны в новое качество, в чем оказался совершенно прав. Автор устами свих героев плохо отзывается о Горбачеве, называя его авантюристом. В конце 80-х годов Нескрептов поддержал Ельцина, как борца с номенклатурой. Но реалии начала 90-х годов тоже не радовали его. Он был против хищнического раздела собственности и предлагал альтернативу ей — создание коллективного сектора в экономике. По его мнение рабочие должны рассчитывать на себя. По сути, это идея рабочего самоуправления. В то же время автор выступал за приватизацию предприятий, но грамотную и продуманную (АО полузакрытого типа). Вот такая повесть — не очень захватывающая по форме но весьма интересная с точки зрения фактического материала и рассуждений. Повесть особенно интересна тем, кто интересуется экономикой и историей

Замечания Виктора Макарова:

Неплохая рецензия, хотя при желании всегда можно к чему-нибудь придраться (но я сейчас не буду). Выскажу лишь некоторые необходимые замечания по фактуре.

1. Если лит. произведение идет от первого лица, главного героя не называют именем автора. Потому как автор может лишь как бы смотреть глазами главного героя (это распространенный вообще худ. прием). Хотя повесть Нескрептова, судя по словам самого автора, имеет именно автобиографический характер.

2. Когда я читал повесть мне казалось, что директор совхоза. "Смычка" - это не есть гл. герой, от лица кот .. идет повествование, а какой-то др. человек. Разве о директоре "Смычки" автор пишет не в третьем лице?

А Нескрептов сам госкаповец, пожалуй первый (т. е. до него, наверное, никого не было) поклонник Клифа в Загорском р-не. Когда-то то ли состоял, то ли примыкал к челябинской организации РПК.

Людмила Темчина

Источник: http://lit-rain.narod.ru/HTMLs/Criticism/Neskreptov.htm

Бесплатный хостинг uCoz